Родной Обычай Возродить!

О Былинном Своде

«Цари рек»

Былина «Цари рек» – это прямая архаичная история человечества, начало расселения кроманьонца по планете и освоение им всей совокупности среды обитания человека разумного.А также его первый ОПЫТ.

Невозможно даже вкратце прокомментировать все тексты «Царей Рек» – это работа многих лет и многих исследователей. В этих былинах перед нами предстаёт АРХЕТИП Славянина во всей своей первозданной полноте и неизменности. Здесь ответы на многие вопросы древнейшей истории, археологии, этнографии, этнопсихологии и многих других наук, так или иначе связанных с архаикой Славян. Публикация «Царей Рек» предоставляет возможность самому широкому кругу исследователей внести свой вклад в восстановление нашей памяти.

Открывает            былинный свод «Цари Рек» былина «Двина Орьевич» о спасении пяти родов – прямых потомков Орея Божича – от гибели изза резкого похолодания, наступившего из-за резкого похолодания, наступившего в результате катастрофической перемены климатических условий. Эти сведения – спасении пяти родов – удивительным образом совпадают с современными данными по антропологии Восточных Славян. По данным краниометрии среди великороссов, белорусов и малороссов, как в настоящее время так и в древности, выделяют точно такое же количество вариаций в строении черепа – пять пунктов к среднему индексу.

Таким образом Кровное Родство Славянское, прямо утверждаемое в предании, находит свой подтверждение при сопоставлении со строгими научными данными.

Двина, двигать, подвиг – первосмысл этих однокоренных слов проясняется при прочтении былин о Двине Орьевиче. Двигать – Двины Гать (Двины Путь): вместе с опытом появлялись и слова для обозначения понятого. Суровые изменения среды обитания были условием и причиной крайне пристрастного отбора наиболее приспособленных к восприятию нового опыта представителей люда.

Неспособный «собою кормил леды стылые». Носители экстремального опыта стали ядром из которого вырос современный человек, что не противоречит современным научным данным. Таким образом, Родовая Кладь Голяковых упраздняет все сказки о происхождении человека начиная от библейских и кончая «блаватской».

Мы видим, что на самом деле человека выковала Среда, носящая в Славянском Обычае имя ВСЕБОГ. К слову сказать, едва ли ещё существует традиция поднявшаяся до такого уровня понимания ВСЕБОЖИЯ.

Былинный свод «Цари рек» начинается со времени гибели «Ирия рая» – комфортной среды обитания, существовавшей на побережье Белого моря в один из крупных межстадиалов Валдайского оледенения. Внезапно обрушившееся похолодание вынудило наших предков искать спасения в скором движении на юг – в более теплые края. Возглавил этот поход царь Двина. Об этом событии говорит первая былина свода «Цари рек» – «Двина Орьевич»:

Необходимость покинуть район своего проживания в устье Северной Двины была продиктована не только неожиданно наступившими холодами. Похолоданию предшествовал внезапный кратковременный подъем воды в Белом море, после которого она уже полностью не вернулась в свои берега, а залила места проживания наших предков «по коленницу». Об этом приливе и его последствиях говорится в былине «Как царь Двина пытался устоять«, не вошедшей в книгу. Эта былина в Родовой клади Голяковых стоит особняком – отдельно от свода «Цари рек», поскольку повествует о событии не менее значимом, чем климатическая катастрофа – затоплении «Ирия рая»:

Ай, да наш да белый царь – цари́е Двина да!

Да пытался устоять, да своим родом

Да пытался устоять вдоль по берегу

Вдоль по берегу да моря Белого

Да настала та вода — вода грозная

Полялася та вода по саму-то грудь

Полялася та вода да по сам живот

Отлялася та вода по коленницу

Ай, да дидов край да, Ирия рай да!

Ай, прощай родимый, весь топленый

Да прощай родимый, остров затопленный

Ирия рай святой наш, Ирия край да.

(Из Родовой клади Голяковых)

В части былинного свода, посвященного этому походу, есть былина «Как царь Двина Орьевич на Печору Орьевича положился«. Эта былина повествует о том, как первые цари-речичи Двина и его младший брат Печора, разделившись на две группы, стали родоначальниками двух ветвей протославян-кроманьонцев – западной (Двина) и восточной (Печора).

Итак, из сопоставления содержащихся в этих былинах сведений возникает картина неожиданной катастрофы, начавшейся с затопления «Ирия рая» – цветущего острова Беломорья, и закончившаяся внезапным и очень сильным похолоданием. Эти обстоятельства вынудили наших предков в спешном порядке двинуться на юг. Скоротечность наступления лютой стужи не оставила нерешительным и слабым ни малейшего шанса на выживание и об этом прямо говорится в одной из былин этого же ряда – «Как царь Двина Орьевич да во здраву свил все движения«.

Память о райской прародине сохранилась во множестве древних славянских легенд. Мифологизированный Ирий (Вырий) рай – островная земля легендарного Беловодья русских преданий, даже стал причиной появления особого религиозного течения в старообрядчестве – «Беловодской иерархии». Еще во второй половине позапрошлого века Беловодье было мистической целью староверов-переселенцев, искавших его, в том числе, и на Дальнем Востоке.

Что за события послужили причиной подъема воды, былины не говорят. Вероятно, они имели место далеко за пределами Белого моря. Возможно, мощный прилив стал отголоском цунами, зародившимся в Северном Ледовитом океане, и которое было ослаблено его ледовым покровом. Возможно, гигантская волна возникла где-то очень далеко и, придя к побережью Белого моря, имела очень пологий фронт – иначе ее последствия были бы гораздо катастрофичней. Что породило само цунами – тектонические подвижки в литосфере, подводное извержение вулкана или падение космического тела, тоже неизвестно. Не совсем понятно и то, почему уровень Белого моря не возвратился к своему первоначальному состоянию. Быть может, это обстоятельство содержит в себе разгадку причин катастрофы. Нет в былинах о Двине и объяснения причин похолодания, из чего можно сделать вывод, что искать их также надо далеко за пределами территории, где разворачивались описываемые в них события.

О немцах

В текстах некоторых былин есть сведения о взаимном противоборстве Славян с так называемыми «немца́ми». Этимология этого слова известна: «не мы се» – т.е. другие племена, не Славяне. К предкам современного населения Германии это слово, в данном случае, никакого отношения не имеет.

Однако, поскольку в былинной клади сохранена непрерывность в фиксации последовательной цепи событий, известны время и причина, по которым в родном Славянам языке за нынешними «немца́ми» закрепилось это название. Произошло это во времена первой, ещё доСлавянской междуусобицы когда один из князей – Одинец, двоюродный брат законного Царя Всех Славян Лада-первенца – провозгласил своё первородство, тем самым решившись на раскол Единой Державы об этом повествуется в былине «Коловрат Богоподобный». Предки Славян тогда звались Венами. Потомки родов, примкнувших когда-то к Одинцу, составили одну из отколовшихся ветвей Венов, которую также стали называть «не мы се» – немцами.

Былина «Коловрат Богоподобный» выделяется из былинного свода тем, что представляет собой художественный пересказ событий, в отличие от строгой документальности, например, «Царей Рек». Это первая былина Славянского Героического Эпоса. Она знаменует важнейшее в в истории всех Славян событие – победу в первой гражданской войне древности.

После жестокой битвы, состоявшейся в Туле, наши предки называвшие себя венами стали славить себя и свою единокровность, обретя, таким образом, новое самоназвание – Славящие Вены – СЛАВЕНЫ – «Мы были Тулой рождены. То явь для всей честной страны».

Тулой были рождены и немцы. Одинец и его сыновья Вотец и Торец почитались потомками отколовшихся родов как Один, Вотан и Тор. В былине, несмотря на всю ярость жестокого противостояния, не скрывается восхищение противником – кровным братом:

 Мужам Тулы всё нипочём. Застыли все кто был во чём.

Торец, а с ним Вотец примкнули.

Все ждали волчьей смертной бури.

Мужам Тулы всё нипочём. Когда Дидами ты силён

Да с детства лишь к мечу приучен,

кто скажет, что ты был замучен

Когда на славу обречён идёшь во бой да за своё.

Один Перун возьмёт лишь всё. Мы были Тулой рождены.

Смысл некоторых «аллегорий», встречающихся в тексте былины «Коловрат Богоподобный» и которые выглядят как как некие художественные образы, на самом деле вполне конкретен и представляет собой часть понятийной базы (по-родному – Основ) Славянской традиции (по-родному – Обычая) в целом. Освоение этой базы происходит уже в ходе изучения самой традиции.

Scroll Up