Родной Обычай Возродить!

Ссылки (источники классической истории)

  1. Медный бунт — произошедшее в Москве 25 июля 1662 г. восстание городских низов против выпуска медных копеек, которые с 1655 г. чеканились на русских денежных дворах для замены серебряных. Выпуск медных денег привел к их обесцениванию в сравнении с серебряными. Через год после бунта чеканка медных монет была прекращена. Как и Соляной бунт, медный бунт был, в основном, выступлением бедноты против неудачной политики первых Романовых и конкретно правительства Алексея Михайловича. (1)

Причины

В то время в Московском государстве не было собственных золотых и серебряных рудников, и эти материалы ввозились из-за границы. На Денежном дворе из иностранных монет чеканили русскую монету: копейки, деньги и полушки (половина деньги).

Затяжная война с Польшей из-за Украины потребовала огромных расходов. С целью нахождения денег на продолжение войны А. Л. Ордин-Нащокин предложил выпускать медные деньги по цене серебряных. Налоги собирались серебром, а жалованье раздавалось медью. Мелкая медная монета поначалу действительно имела хождение наравне с серебряными копейками, однако вскоре чрезмерный выпуск ничем не обеспеченных медных денег, которые чеканились в Москве, Новгороде и Пскове, привёл к обесцениванию медных денег. За 1 рубль серебром давали 17 рублей медью (Источник: «Деньги», Елизаветин Георгий Васильевич, изд. «Детская литература, Москва, 1965). Несмотря на царский указ, все товары резко подорожали.

Развитие и ход событий

Простой народ был возмущен безнаказанностью бояр. 25 июля 1662 года на Лубянке были обнаружены листы с обвинениями в адрес князя И. Д. Милославского, нескольких членов Боярской думы и богатого гостя Василия Шорина. Их обвиняли в тайных сношениях с Польшей, что не имело под собой никакого основания. Но недовольным людям нужен был повод. Показательно, что объектом всеобщей ненависти стали те же самые люди, которых обвиняли в злоупотреблениях во время соляного бунта, и точно так же, как четырнадцать лет тому назад, толпа напала и разгромила дом гостя Шорина, собиравшего «пятую деньгу» во всем государстве. Несколько тысяч человек отправились к царю Алексею Михайловичу, находившемуся в своем загородном дворце в селе Коломенском. Царь был вынужден выйти к народу, и перед церковью разыгралась сцена, являвшаяся нарушением всех правил придворного этикета. Простолюдины окружили царя, держали его за пуговицы, спрашивали: «Чему верить?», а когда Алексей Михайлович дал слово расследовать дело, один из толпы бил с царем всея Руси по рукам. Толпа отправилась восвояси, но этому дню не суждено было кончиться мирно.

Навстречу из Москвы валила еще одна многотысячная толпа, настроенная гораздо воинственнее. Мелкие торговцы, мясники, хлебники, пирожники, деревенские люди вновь окружили царя Алексея Михайловича и на сей раз уже не просили, а требовали выдать им изменников на расправу, угрожая «будет он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать сами, по своему обычаю». Однако в Коломенском уже появились стрельцы и солдаты, отправленные боярами на выручку. Поэтому, когда Алексею Михайловичу стали угрожать, он возвысил голос и велел стольникам, стряпчим, жильцам и стрельцам рубить мятежников. Безоружную толпу загнали в реку, более семи тысяч человек были перебиты и захвачены. Г. К. Котошихин описывает кровавый финал медного бунта так: «И того ж дни около того села повесили со 150 человек, а досталным всем был указ, пытали и жгли, и по сыску за вину отсекали руки и ноги и у рук и у ног палцы, а иных бив кнутьем, и клали на лице на правой стороне признаки, розжегши железо накрасно, а поставлено на том железе „буки“ то есть, бунтовщик, чтоб был до веку признатен; и чиня им наказания, розослали всех в далние городы, в Казань, и в Астарахань, и на Терки, и в Сибирь, на вечное житье… а иным пущим вором того ж дни, в ночи, учинен указ, завязав руки назад посадя в болшие суды, потопили в Москве реке». Розыск в связи с медным бунтом не имел прецедентов. Всех грамотных москвичей заставили дать образцы своего почерка, чтобы сличить их с «воровскими листами», послужившими сигналом для возмущения. Впрочем, зачинщиков так и не нашли.

Последствия

Медный бунт был выступлением городских низов. В нем приняли участие ремесленники, мясники, пирожники, крестьяне пригородных сел. Из гостей и торговых людей «к тем ворам не пристал ни один человек, еще на тех воров и помогали, и от царя им было похваление» . Несмотря на беспощадное подавление бунта, он не прошел бесследно. В 1663 г. по царскому указу медного дела дворы в Новгороде и Пскове были закрыты, а в Москве была возобновлена чеканка серебряной монеты. Жалование всяких чинов служилым людям опять стали выплачивать серебряными деньгами. Медные деньги изъяли из обращения, частным лицам было велено их переплавить на котлы или приносить в казну где за каждый сданный рубль платили 10, а позже еще меньше — 2 деньги серебром. По замечанию В. О. Ключевского, «Казна поступила как настоящий банкрот, заплатила кредиторам по 5 копеек или даже по 1 копейке за рубль».

  1. Гугеноты (франц. huguenots, от нем. Eidgenossen — союзники), кальвинисты во Франции 16—18 вв. (см. Кальвинизм). Социальный состав Гугеноты был пёстрым: народные массы городов, выступавшие против феодальной и зарождавшейся капиталистической эксплуатации, часть родовитого дворянства и феодальной знати, городские верхи (главным образом из городов южных и западных окраинных провинций), сопротивлявшиеся централизации, проводимой абсолютизмом. Борьба Гугеноты с католиками вылилась в т. н. религиозные войны 16 в., по окончании которых Гугеноты получили свободу вероисповедания (но католицизм остался господствующей религией). Отношение к Гугеноты французскому государства в 17—18 вв. несколько раз менялось, но лишь Великая французская революция уравняла Гугеноты в правах с католиками.

Большая советская энциклопедия.

Лит.: Лучицкий И., Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции, ч. 1, К. ,1871; Vie not J., Histoiredela Reforms francaise…, t. 1—2, P., 1926—34; Zoff О., Die Hugenotten…, Weimar, 1949; Mours S., Les eglises reformees en France, P., 1958.

Иловайский Д. И.

Древняя история. Средние века. Новая история

  1. ТОРЖЕСТВО КАТОЛИЦИЗМА И МОНАРХИИ ВО ФРАНЦИИ

1572—1643

Гугеноты. Генрих II. Франциск II. Карл IX. Екатерина Медичи. Религиозные войны. Варфоломеевская ночь. Генрих III. Осада Парижа. Генрих IV. Успокоение Франции. Сюлли. Смерть Генриха IV. Людовик XIII. Мария Медичи. Ришелье и Мазарини. Политика Ришелье. Фронда. Успехи французской культуры. Корнель, Мольер, Декарт

  1. Ютландия (нем. Jütland, дат. Jylland) — материковая часть Дании, занимающая северную часть Кимврского полуострова и ограниченная на западе Немецким морем (для Германии оно Nordsee, для Дании — Westsee), на севере — Скагерраком, на востоке — Каттегатом и на юге — Шлезвиг-Голштинией. Вместе с островами Гиртсгольм, Лаэйо, Ангольт, Гьельм, Туно и Энделавэ в Каттегате, Фано и Мано в Немецком море Ю. занимает площадь в 25265 кв. км, с 1061904 жителями (1901). В середине Ю., в направлении к востоку, пересекается цепью низких возвышенностей, достигающей лишь 172 м в своей высочайшей вершине Эйерсбавнехёй (Eiersbavnehöj). На восточной стороне местность — холмистая, а на западной — плоская равнина и вдоль берега обрамлена дюнами. Поверхность в восточной части изрезана по берегам глубокими заливами (фьордами), чрезвычайно плодородна и украшена густыми зарослями чернолесья, тогда как в центре находится много пастбищ, среди которых встречаются и хорошо обработанные пространства, а в равнинах западной части растет только вереск да хвойное дерево. Самая северная часть Ю., оканчивающаяся песчаным мысом Скагеном, превратилась в остров вследствие прорыва узкой полосы земли, которая на западной стороне отделяла от Немецкого моря глубоко врезавшийся в сушу залив Лим-фьорд. Самая значительная река в Ю. — Гуден-Аа (Guden-Aa). Геологию, климат, мир растительный и животный и т. д. — см. Дания. В древнейшие времена в Ю. обитали кимвры. В первом тысячелетии после Р. Х. страна была занята ютами.
  2. Никоновские реформы

Церковная реформа Патриарха Никона, повлекшая за собой возникновение старообрядческого раскола, нередко воспринимается как главная цель его деятельности. На самом деле она была, скорее, средством. Во-первых, через реформу Патриарх угождал царю, чающему стать вселенским православным государем – именно с этого и началось возвышение Никона. Во-вторых, благодаря преобразованиям Никон укреплял свое положение и мог надеяться, со временем, стать таким же вселенским Патриархом.

Начинались реформы со ставшего уже традиционным для Москвы дела книжной справы. До своего Патриаршества Никон отнюдь не был грекофилом, а наоборот, придерживался убеждений, типичных для московских консерваторов. Никон был начитан, но не имел систематического богословского образования, не знал греческого и не понимал сути книжной справы, хотя бы даже на уровне справщиков начала XVII в. Тем не менее, сблизившись с Алексеем Михайловичем, будущий Патриарх очень скоро переориентировался и стал приверженцем реформ по греческому образцу.

В Патриаршество Никона книжная справа стала осуществляться по греческому образцу, причем, не по старым, а по современным изданиям. Патриарха мало волновала проблема поиска первичного, исторически неискаженного варианта чинопоследований и текстов. Гораздо важнее ему казался вопрос унификации православного богослужения в видах централизации православного мира под главенством России, царя Алексея и, конечно же, его самого. При Никоне стали трудиться новые справщики. Наиболее видным из них был знаменитый киевский иеромонах Епифаний Славинецкий. Крупнейшим учеником Епифания стал инок Чудова монастыря иеродиакон Евфимий. Среди новых справщиков также выделялись иеромонах Савватий и Иван Озеров, ученик Киево-Могилянской коллегии и ртищевской школы в Андреевском монастыре.

К сожалению, заметное место среди справщиков при Патриархе Никоне занял и такой одиозный деятель, как Арсений Грек. Справщики в большинстве своем были людьми не только учеными, но и безупречно нравственными. Арсений же на их фоне выглядел не только отъявленным авантюристом, но и совершенно аморальным типом, чья скандальная репутация сильно повредила Никоновским реформам и способствовала их дискредитации. Грек Арсений, рожденный в Османской империи, дважды изменял Православию, перейдя сначала в униатство, а затем в ислам. Арсений бежал из Турции в Западную Русь, откуда перебрался в Москву. Но когда в Российской столице стали известны подробности его биографии, афериста отправили в ссылку на Соловки. В Соловецком монастыре Арсений Грек буквально изумил тамошних монахов своей исключительно богатой эрудицией и столь же феноменальной нечестивостью. Здесь, на Соловках, Арсения и заприметил в 1652 г. Новгородский митрополит Никон, приехавший в монастырь за мощами св. Митрополита Филиппа (Колычева). Никон взял ученого грека в Москву и поместил его в основанную Епифанием Славинецким в Чудовом монастыре латино-греческую школу. Личность Арсения и его участие в книжной справе впоследствии вызвали сильные нарекания со стороны противников реформ. Особенно негодовала Соловецкая братия. Иноки были до крайности раздражены на Никона за то, что он вывез из Соловецкой обители мощи очень почитаемого здесь св. Филиппа. Но в их памяти прочно запечатлелся и другой факт: одновременно будущий Патриарх увез с Соловков и привлек к делу справы Арсения. Оба этих неприятных для соловецкой братии события оказались тесно сопряженными в сознании иноков. Впоследствии, когда начались реформы, негативное отношение к ним на Соловках было в значительной степени сформировано обидой на Никона и отвращением к Арсению. Именно в этом крылась основная причина оппозиционного настроя Соловецкой братии, вылившаяся потом в знаменитое «Соловецкое осадное сидение».

В. Петрушко. Патриарх Никон. К 400-летию со дня рождения. Богослужебная реформа

Глава книги: Петрушко В.И. Курс лекций по истории Русской Церкви

27 июня 2005г.

  1. Название «Потешные полки» произошло вследствие того, что они получили начало в потешных селах. Действительно, оба села, Преображенское и Семеновское, еще задолго до образования Петровской дружины, назывались потешными.

Потешные образовались не вследствие высочайшего указа ; но они возникли сами собой, незаметно для себя и для всего Московского люда. 1683 год, на знамённых лентах Петровских полков, точно определяет год, когда начались потешные.

В 1682 г. Петру Алексеевичу пошел одиннадцатый год. Живя неразлучно с матушкой своей Натальей Кирилловной, он проводил детство, как и все царственные дети, в теремах, окруженный няньками, мамками, дядьками, стольниками, спальниками и прочими прислужниками.

Но 27 Апреля 1682 года умирает царь Феодор Алексеевич и завещает престол Петру: Но признание Петра единодержавным расстроило замыслы Софии. в Мае 1683 г. высылает из Москвы в подгородное село Воробьево.
Петр требует присылать к себе подарки. Начинается с барабанов, затем высылаются копья, наконец пушки, оружие очевидно не игрушечное. Вместе с тем для пушек требуется и порох; оружие высылается уже не поштучно для царя, а партиями, хотя незначительными, но достаточными, чтобы предположить, что при царе была уже хоть какая-нибудь команда.

Если относить зарождение потешных к 1683 году, то приходится признать и то, что начало им было положено в селе Воробьеве, в день рождения Петра, т.е. 30-го Мая, когда впервые раздался потешный выстрел.

В половине Августа, Петр из Воробьева переехал на другой конец Москвы, в с. Преображенское, опять в сопровождении матушки своей Натальи Кирилловны и ближних к нему окольничих, бояр, дворян, дьяков, стольников, спальников, истопников и конюхов. В Преображенском Петр усиленно и настойчиво продолжает начатое в Воробьеве.

Потешные увеличивались быстро численностью. Уже в 1685 году появляются у потешных карабины, мушкеты, пистоли, в последующие за тем годы стрельба из пушек учащается, и начинаются упражнения в пешем и конном строю.

Главными занятиями была стрельба из ружей и пушек, «стройные походы, приступы и бои мнимые, наступательной и заступательной войны действия». Походы эти совершались ежегодно, по нескольку раз, в ближайшие села или монастыри, иногда на несколько дней, иногда же на целую неделю и больше.

С 1684 года число потешных умножилось. Любо было Петру видеть перед собою преданную дружину; но в ней не доставало порядка, а чтобы завести его, надо было учредить начальство. Уже в 1684 году у потешных были штаб, обер и унтер-офицеры «из фамилий изящных, комнатных его величества людей».

Кто были первые потешные? «Петр велел набрать молодых людей из разных чинов». Эти молодые люди оказываются ни более ни менее как стряпчие конюха; но были между ними и спальники, и стольники, и стряпчие, комнатные и постельные истопники.

Потешные солдаты могли служить только частным, так сказать, образом, в угождение молодому царю, а служба их со своими окладами шла сама по себе. Потешная служба у Петра и придворная служба, по спискам, шли одновременно. Царский конюх мог быть и был в тоже время потешным солдатом, мог быть пожалован в капралы без всякого отношения к приказным бумагам, по которым он продолжал значиться по прежнему.
8 Августа 1689 года в первый раз потешные войска доказали преданность царю, противостояли крамольшикам, поддержали власть законную и спасли для России Петра Великого.

Проявив первые признаки своего существования весною 1683 года в Воробьеве, через десять лет Петровские потешные являются уже в виде полков Преображенского и Семеновского, а в 1700 году они получают наименование гвардии

Источник: П. Дирин Потешные полки Петра Великого

  1. Гришка Отрепьев

ТАЙНЫ ИСТОРИИ

РАССТРИГА, ИЛИ ЦАРСКИЙ СЫН?

Серия «100 великих»: Сто великих тайн

Николай Николаевич Непомнящий

Андрей Юрьевич Низовский

17 мая 1606 года в Москве был убит человек, называвший себя сыном царя Ивана Грозного, признанный своей матерью, боярами и народом и ставший русским царем. Позже та же мать и те же бояре отреклись от него и стали называть его уже не царским сыном, а расстригой и еретиком Гришкой Отрепьевым. Когда они были искренни? Когда целовали пыльные сапоги «царского сына» и ползали перед ним на коленях, ища милостей, или когда, не получив желаемых милостей, пинали обезображенный труп «расстриги» и публично плевали на него? Кем был на самом деле этот человек, навсегда осталось загадкой.

Официальная историография, путаясь в противоречиях, склонна считать его беглым монахом из галицких дворян Григорием Отрепьевым. Следственное дело об «убиении царевича Дмитрия» никак не может иметь значение достоверного источника, поскольку производивший следствие князь Василий Иванович Шуйский, ставший впоследствии царем Василием IV, дважды отрекался от тех выводов, которые сделало следствие под его руководством, и дважды обличал самого себя в неправильном производстве этого следствия. Первый раз он признал самозванца настоящим Дмитрием, тем самым перечеркнув даже сам факт смерти царевича, в другой раз, уже низвергнув и погубив названого Дмитрия, он заявлял, что настоящий Дмитрий был убит по повелению Бориса Годунова, а не убил сам себя в припадке падучей, как гласили выводы следственного дела.

  1. Лифляндия (нем. Livland), немецкое название Ливонии. Со 2-й половины 16 в., после ликвидации Ливонской конфедерации государств, Лифляндия включала территорию Южной Эстонии и северную часть территории Латвии (до р. Даугавы), подчинённую Речи Посполитой. После Альтмаркского перемирия 1629 Южная Эстония и сопредельная часть Латвии, ограниченная р. Даугавой и её притоком р. Айвиексте, образовали под властью Швеции отдельную провинцию (латышская Vidzeme, эстонская Liivimaa). По Ништадтскому мирному договору 1721 Лифляндия вошла в состав России как Лифляндская губерния. После Великой Октябрьской социалистической революции южная часть губернии была объединена с Латвией, а северная часть — с Эстонией. Население — латыши, эстонцы.

Большая Советская Энциклопедия

  1. Аутодафе (ауто-да-фе, ауто де фе; порт. auto da fe, исп. auto de fe, лат. actus fidei, буквально — акт веры) — в средние века в Испании, Португалии это торжественная религиозная церемония, включавшая в себя процессии, богослужение, выступление проповедников, публичное покаяние осужденных еретиков и чтение их приговоров.

Jewish Encyclopedia (Еврейская энциклопедия)

Литература:

Peters, Edward. (1988) Inquisition. New York: The Free Press.

Kamen, Henry. (1997) The Spanish Inquisition : A Historical Revision. London: Weidenfeld & Nicolson.

Lea, Henry Charles (1906—1907). A History of the Inquisition of Spain (4 volumes). New York and London.

Whitechapel, Simon (2003). Flesh Inferno: Atrocities of Torquemada and the Spanish Inquisition. Creation Books.ISBN 1-84068-105-5

  1. Великое посольство — русская дипломатическая миссия в 1697—98 в Западную Европу, предпринятая Петром I. В. п. имело целью укрепление и расширение союза России с рядом европейских государств для борьбы с Турцией за северное побережье Чёрного моря, приглашение на русскую службу специалистов, заказ и закупку военных материалов, вооружения. Официально возглавлялось «великими послами» (Ф. Я. Лефорт, Ф. А. Головин, П. Б. Возницын), фактически — Петром I, находившимся в составе посольства под именем Петра Михайлова. В Курляндии Петр I вёл переговоры с курляндским герцогом, в Кенигсберге заключил союз с бранденбургским курфюрстом. В Голландии В. п., после безуспешных переговоров о получении субсидии, вынуждено было ограничиться закупкой снаряжения и наймом специалистов. Петр I с частью посольства на 3 мес выезжал в Англию, где вёл переговоры с английским королём Вильгельмом III, знакомился с кораблестроением, посещал верфи, артиллерийские заводы, нанимал специалистов. В. п. вело безрезультатные переговоры в Вене с бывшими союзниками по антитурецкой коалиции, министром иностранных дел Австрии и венецианским послом, стремясь предотвратить заключение сепаратного мира Австрии с Турцией. Предполагавшаяся поездка в Венецию была отменена в связи с известиями о стрелецком бунте в Москве и спешным возвращением Петра I в Россию.

В. п. не достигло прямой цели, но изучило международную обстановку, выяснило невозможность, ввиду готовившейся войны за Испанское наследство, укрепить антитурецкую коалицию, привезло с собой планы борьбы за выход в Прибалтику. Возвращаясь в Россию, Петр I встретился с польским королём Августом II и вёл с ним переговоры, послужившие основой для будущего союза против Швеции.

Лит.: Письма и бумаги императора Петра Великого, т. 1, СПБ, 1887; Андреев А. И., Петр I в Англии в 1698 г., в сборнике: Петр Великий, М. — Л., 1947; Бакланова Н. А., Великое посольство за границей в 1697—98 гг., там же; Богословский М. М., Петр I. Материалы для биографии, т. 2, [М.], 1941.

  1. Анна Иоанновна (1693-1740). Племянница Петра I, дочь царя Иоанна V Алексеевича и его первой жены Прасковьи Салтыковой. Вступила на престол после смерти своего племянника императора Петра II. Императрица с 1730 г.

Анна Иоанновна была дочерью московского царя Иоанна V, который с 1682 и вплоть до своей кончины в 1696 году вместе с Петром I правил на Руси. В 1710 году из политических соображений Петр выдал Анну замуж за герцога Курляндского Фридриха-Вильгельма. Герцог через несколько месяцев после свадьбы скончался, а Анна так и оставалась в Курляндии, даже не подозревая о событиях, которые произойдут через два десятилетия и круто изменят всю ее жизнь.

Литература: Д. Кобеко «Цесаревич Павел Петрович» (2 изд., 1887); Е. Шумигорский «Императрица Мария Феодоровна» (Санкт-Петербург, 1892); В. Бильбасов «История Екатерины II» (Санкт-Петербург, 1890); Bernhardi «Geschichte Russland» (т. II); Н. Шильдер «Император Александр I» (т. I, Санкт-Петербург, 1897; также в «Русском биографическом Словаре»); А. Пыпин «Общественное движение в России при Александре I» (2 изд., Санкт-Петербург, 1885); В. Семевский «Пожалование населенных имений при императоре Павле» («Русская Мысль», 1882, № 12) и «Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века» (Санкт-Петербург, 1888, т.I).

  1. Елизавета Петровна (18 (29) декабря 1709 года, Коломенское, близ Москвы — 25 декабря 1761 (5 января 1762), Санкт-Петербург) — 6-ая российская императрица с 25 ноября (6 декабря) 1741 года из династии Романовых, дочь Петра I и Марты Скавронской (будущей Екатерины I).

По свидетельству некоторых современников, Елизавета состояла в тайном браке с Алексеем Разумовским. Детей у неё, скорее всего, не было, почему она и взяла под личную опеку осиротевших в 1743 году двух сыновей и дочь камер-юнкера Григория Бутакова — Петра, Алексея и Прасковью. Впрочем, после смерти Елизаветы Петровны появилось немало самозванцев, именовавших себя её детьми от брака с Разумовским. В их числе наиболее известной фигурой стала так называемая княжна Тараканова.

Период царствования Елизаветы — период роскоши и излишеств. При дворе регулярно проводилисьбалы-маскарады, а в первые десять лет и так называемые «метаморфозы», когда дамы наряжались в мужские костюмы, а мужчины — в дамские. Сама Елизавета Петровна задавала тон и была законодательницей мод. Гардероб императрицы насчитывает до 12 тысяч платьев.

Литература: Д. Кобеко «Цесаревич Павел Петрович» (2 изд., 1887); Е. Шумигорский «Императрица Мария Феодоровна» (Санкт-Петербург, 1892); В. Бильбасов «История Екатерины II» (Санкт-Петербург, 1890); Bernhardi «Geschichte Russland» (т. II); Н. Шильдер «Император Александр I» (т. I, Санкт-Петербург, 1897; также в «Русском биографическом Словаре»); А. Пыпин «Общественное движение в России при Александре I» (2 изд., Санкт-Петербург, 1885); В. Семевский «Пожалование населенных имений при императоре Павле» («Русская Мысль», 1882, № 12) и «Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века» (Санкт-Петербург, 1888, т.I).

  1. Павел Петрович – 9-й император Всероссийский, сын императора Петра III и императрицы Екатерины II, родился 20 сентября 1754 года, вступил на престол после смерти Екатерины II, 6 ноября 1796 года. Детство его прошло в не совсем обычных условиях, наложивших резкую печать на его характер. Тотчас после рождения он был взят императрицей Елизаветой от матери, с тех пор редко уже имевшей возможность и видеть его, и передан на попечение нянек. С 1760 года главным его воспитателем сделался Н.И. Панин , который был назначен при нем обер-гофмейстером и сохранил это место и по вступлении на престол Петра Федоровича. Низвержение Петра III и воцарение Екатерины мало изменили положение Павла. Существовала в этот момент партия, желавшая видеть на престоле П., а Екатерине предоставить лишь права регентства, но она не располагала достаточными силами для осуществления своих проектов, и это обстоятельство прибавило лишь к порожденному уже ранее отчуждению между матерью и сыном новый оттенок соперничества, которому предстояло особенно развиться впоследствии. Немедленно по воцарении Екатерина обратилась было к д’Аламберу, предлагая ему место воспитателя П., но после отказа д’Аламбера поиски нового воспитателя не были возобновлены, и П. всецело остался на руках Панина. Последним составлен был план воспитания П.; по этому плану образование великого князя делилось на два периода: в первом, до 14-летнего возраста, предполагалось дать ему элементарное образование, второй следовало посвятить «прямой государственной науке». План этот и был выполнен, но без особого успеха. П. учился истории, географии, русскому и немецкому языкам, математике, астрономии, физике, искусствам; математикой с ним занимался в 1762 — 65 годах С.А. Порошин , бывший вместе с тем в это время и непосредственным его воспитателем под руководством Панина и оставивший после себя дневник, служащий главным и почти единственным источником для ознакомления с отроческими годами жизни П.

Литература: Д. Кобеко «Цесаревич Павел Петрович» (2 изд., 1887); Е. Шумигорский «Императрица Мария Феодоровна» (Санкт-Петербург, 1892); В. Бильбасов «История Екатерины II» (Санкт-Петербург, 1890); Bernhardi «Geschichte Russland» (т. II); Н. Шильдер «Император Александр I» (т. I, Санкт-Петербург, 1897; также в «Русском биографическом Словаре»); А. Пыпин «Общественное движение в России при Александре I» (2 изд., Санкт-Петербург, 1885); В. Семевский «Пожалование населенных имений при императоре Павле» («Русская Мысль», 1882, № 12) и «Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века» (Санкт-Петербург, 1888, т.I).

ПЕТРУШКИН ДОГОВОР/Ссылки на источники классической истории

Scroll Up