Родной Обычай Возродить!

Повесть о Царе Успехе

microphone_7011Был такой Царь, его все звали Успехом. Говорят, сын самого Уда, Бога Удачи, тот, что удочку бросал вовремя, в реку, а не на снег. Во всём Успех был успешен, поражений не было в жизни его. Огромные клади добра различного вида были округ него да под ним. А над ним, как над нами, главное добро – Солнце Ясное.

Однажды заснул Успех. И видит сон, что округ него стена из скалы, а здесь снег идёт, а там… а там неизвестно что. Здесь снег, зима, сурово так… А на вершине вдруг он увидел мальца. Малец такой стоит… но одетый вроде как не по зимнему и не холодно ему. Скала так на тридцать мер (если отмерять о мерке величины, вдоль, а не поперёк, самого Успеха), тридцать ростов, как раньше говорили, стена… высокая скала.

И вот он на того кричит: Чо смотришь, голова?

А тот ему говорит: Смотрю, и непривычно мне. Там же ветер, и холодно тебе.

То такой: Да не, не… за стеной там сам Ирий.

Ирий?

Да-да, сам Ирий. Сады там и огороды всяческие, и леса охотничие. И никогда зимы нет.

Не, только один может. Я показываюсь раз в вечность только одному человеку.

А кто ты такой?

Вестник Ирия, Добра носитель.

А за что ж мне такая встреча?

Ну, мы ещё не знаем, насколько ты возжелаешь Ирия.

Хочу Ирия, хочу, хочу сейчас… Дело не в морозе, он мне привычен, но всё-таки Ирий – это больше, лучше, нежели наш Мир, наша Русь-то Земная. Ведь Сей Свет гораздо более мал, чем ВсеСвет-то. Тот Свет всяко более Велик. И я, соответственно, там буду более Великий.

Непременно ты там будешь более Великий… говорил ему малец… только вот на сколько ты за сие Великое великие труды дашь?

Ну, какие… я на стену вползу.

Ну не, я тебе лестницу скину, из волос самых прекрасных дев, которые там за стеной только и ждут тебя.

Да что ты… затоптал на месте унтами-валенками наш Государь… что ты говоришь, я всё отдам, всё отдам! А что отдать?

Ну, прежде дай мне, малому, Венец твой.

А как?

А скинь-ка на снег, а я подыму.

Да?

Да, подыму, у меня хватит и сил и ловкости.

А что ещё?

Ну, дай Молот Управы, чтобы он…

Да, зачем мне тяжесть лишняя… Бросил… На. И ты тоже его подымишь?

Не сомневайся, подыму. А также Топор Расправы дай мне.

Добро, добро…

Ну и в котомке, что у тебя постоянно, булыжник-Камень Державы, Сути Земли, тоже ты уж сложи из под плаща.

Да на, господи, зажрись, какая ерунда… Ирий-то меня ждёт?

Ждёт. Ну-ка последний раз озарись. Ты положил Венец добровольно?

Добровольно.

А Молот?

Ты ж сам видишь, я тебе его бросил.

А Топор?

Ну что ты пересчитываешь?

Добровольно?

Да добровольно.

А Мать Сыру Землю, в лице булыжника, как, бросил… голыш-то бросил?

Бросил я, бросил булыжник. Зачем он мне, когда там вся Земля, всё Небо, все Люди в одном Счастье варются…

Ну, тогда получай лестницу. Только уговор: как только будешь всходить, глаза закроешь.

Добро… сказал Царь… ну что ж там. Давай, скидывай.

Помни, глаза закрой, очи свои заверши, уже пора.

Да ладно-ладно, завершаю я очи свои… торопливо говорит Царь… я вот чувствую, чувствую то тепло идёт, тепло идёт из-за стены. А там что?
– А там сразу и Ирий, река-то Двина.

Прямо под скалой?

Да, прямо под скалой.

Я ж, можно, туда и нырну?

Обязательно нырнёшь. Только глаза не открывай. А то откроешь, будешь в том Рае холопом.

Да не, не, не, хочу уж я… мне привычней Государём быть.

Да, да, да. А ещё, говорят, хочет тебе сам Перун хочет тебе чин свой сдать.

Да ты что?! Отказываться от такого, какой дурак будет… думал про себя Государь.

Хочу.

Так падай в Пекло… и столкнул его.

Будь то.



Scroll Up