Родной Обычай Возродить!

Александрийский заговор

Так вот. Вот во время вот этой битвы вы знаете, что ещё жил бывал знатнейший город в Египте под названием Александрия. Кстати его поставил Александр. Помните, тот, который стал сыном Амона Ра? Александрия всем была известна чем? Во всём средиземноморском вот этом рубеже концентрировались знания в Александрийской что?.. Библиотеке.

Так вот. После смерти Александра Македонского, а это уже начало постепенного усиления Рима греки опять стали делать то, что делают ну все плохие народы против евреев. То есть – резать. Ведь Александр сын нашего Солнца! Что ж вы ещё хотите!? Хотите денег дадим? А!… Опять в глаз, дыщь …

Короче, собрались они в этой библиотеке, и думают … От города Молоха … Бьют и бьют … бьют и бьют … И никак не могут согласиться, что мы главные среди всех … Один такой:

– Можно?

– Кто ты?

– А я Иешуа.

– Ну и что?

– Ну, я, вообще-то из левитского клана. Есеи – слышали такую группировку?

– У нас много безумцев.

– Откуда именно?

– Ну, это ливийско-иерусалимская группировка.

– А, знаем такое село. Ну и что?

– А может нада нам быть хорошими?

– Ты что имеешь ввиду!?

– Не жулить.

– А ты то сможешь?

– Нет.

– Чего ж ты прёшь?

– Итак, давайте…

– Нет. У меня ещё есть продолженьице.

– Какое?

– Скажите, пожалуйста. Мы с вами тысячелетиями пытаемся быть как они, проклятые гои. У нас это получается?

– Нет.

– Нам уже больно! Мы, в конце концов, хотим стать частью этой этнической культуры. И нас снова режут. Они нас чуют. Я предлагаю расформировать Коптское сообщество вообще.

И они не выгнали его. Вот этот глава есеев, вот этот равви. Кстати они не скрывают. У них, кстати, в новом завете написано его должность. Он не может быть Богом. Почему? А потому, что он имеет должность, которую Бог никогда не займёт. Равви. Равви – это не только учитель. Это жрец Бога. Но может ли жрецом Бога быть Бог? Верно – это был Равви. А равви – между прочим это общеКоптское, т.е. общесемитское название жреца – ровэ – или рэбэ по-Коптски. Вот они и говорят:

– Ну, вот, уважаемый рэбэ, (курочка ты наша ряба) какое яичко ты нам предложишь?

– Я хочу сказать, что мы должны разделиться на что? На Ветер Востока, Ветер Севера, скажем, Ветер Востока возьмёт на себя и юг. Ну, пока у нас силёнок нету, да. Выходит, давайте так – это те, которые останутся на местах, это те, которые пойдут открытым походом и скрытым походом.

– И куда вы пойдёте открытым походом?

– Ну, там, где менее бьют. Это Передняя и Средняя Азия. И пусть это будет начальник секты магов.

* Магомад — так переводится «главный маг».

– Магомад. Давай так – ты возьмёшь на себя джихад.

– Клёво, молодец.

– Я пойду на Север.

– А с какими силами?

– Я (Иешуа) пойду со странными силами. Я назову бессильную часть сильного белого мира будущим этого мира. И, якобы умру за их удачу и успех. Всё что считается у белой расы похабным и мерзким и недостойным, я как раз назову грядущим этого белого мира. А сейчас, вы знаете, белые обожрались своими победами, их храмы больше как стадионы развлечений. Они рыгают своей успешностью. А значит концентрация внимания у них на нуле. Главного внимания – мистической тревожности – нет вообще. А через то, что греки себя, практически, сами себя поставили раком, то можем через греков пойти и в Рим . И туда в Скифию. И в Кельтику. Далее – куда хочешь. Потому что греки торгуют со всеми. А повезёт – и римляне распространят это. А там, глядишь, и через шёлковый путь. Мы яд своих пророков унесём и к жёлтому неведомому царству.

– Ого, планчик! А кто же в середине?

– Те, которые не могут ни числа ни качества дать. Я считаю – это сирийско-ливанская группировка нас семитов. Пусть они останутся самыми незаметными фракциями здесь. Пусть занимаются расчётами денег. И незаметно концентрируют эти деньги. Им не нужны молитвы есеев-христиан, и магов-мусульман, пусть они при ливанско-сирийских сообществах концентрируют деньги в Марселе. Которые потом разойдутся по всем белым родовым начальственным кланам под залог взятия невест. От наших кланов деньги мы сконцентрировали вот здесь – в Финикии.

– Но как их взять поближе к Европе?

– А мы сделаем войну. То есть Рим просто желает, чтобы Карфаген был разрушен. А мы это им и сделаем.

– Но. У них подорвана экономика нашим Ганнибалом.

– А мы дадим им денег. Сенаторам. Причём тем, которые популистскими методами говорят, что отстроят очень быстро Рим. А дадим деньги. И они будут наши. Здесь мы их сконцентрируем. А отдав им деньги мы стравим белых латинян с их древними союзниками. Это галлами и готами, и так мы и этих ослабим и этих. А дальше прорвёмся и в Славию.

И у них это получилось. Они там, в Александрии, пошли на это. И, вот, до сих пор, учтите, вот этот Александрийский заговор имеет место быть как самый успешный контрудар вот этой древней гадины семитской, которая когда-то очень сильно от нас получала.

Scroll Up